Альбом "АНАХОРЕТЪ"

СНЕГ И ВЕЧЕР

стихи Дмитрия Нечаенко
музыка Павла Матвейко

Эти двое - снег и вечер -
вновь ко мне приходят в гости.
Как таинственны их речи!
Как фигуры их громоздки.

Как они друг с другом ладят,
Как вести себя умеют!
Каждый вечер - снегопадит,
с каждым снегом - вечереет.

Эти двое растворяют
снег во мгле и мглу во снеге
и не умиротворяют
душу, а играют с нею.

И какое мне значенье
и мучение какое:
угадать в снегу вечернем
сходство с собственной душою?

Улыбнуться и не верить
чуду этого открытья.
Я сегодня запер двери,
вы ко мне не приходите.

Мне обрадовать Вас нечем,
у меня стряслось такое,
у меня сегодня двое -
снег и вечер, снег и вечер.
у меня стряслось такое,
снег и вечер, снег и вечер.
у меня стряслось такое,
у меня сегодня двое -
снег и вечер.



СМЕХ В ОТДАЛЕНЬЕ

стихи Давида Самойлова
музыка Павла Матвейко

Смех молодых женщин: впереди
По улице. Смех молодых мужчин.
Уж, кажется, смеяться нет причин –
Дожди.

А стать зимой
Никак не соберется осень…
О боже мой,
Как смех разноголосен!

Как много в нем значений, величин,
Какой раскат и вольный дых –
Смех молодых мужчин,
Смех женщин молодых.

Смех музыке сродни –
Рулады, переливы.
Наверное, они
Прекрасны* и счастливы.

А между тем - дожди,
Скрип сосен канифольный.
А там, по улице, там, впереди,
Смех молодой и вольный.

В их смехе - к жизни прикрепленность**,
И ожиданье свежих зим,
И века дикого смиренность,
И принадлежность молодым.

Так сложилось, что при исполнении этой песни возникли и закрепились слова, отличные от авторского варианта:
* – довольны,
** - приобщенность.


ПРОЩАНИЕ С СЕВЕРОМ

Стихи Валентины Невинной
Музыка Павла Матвейко

В этом граде, где правит злоречие,
где торговки беременны золотом,
собирается малое вече
в моем доме, к ненастью приколотом.
Собираются три музыканта,
богомазы, сестра милосердия:
Посвящается первая канта
морякам с подгулявшего Севера.
И возносится "Аве Мария!"
к детским душам, упрямым, как мускул.
О, сливайся в победное трио,
Ропот моря, и слово, и музыка.
Не скопцы, не жрецы , не прелаты,
мы приучены знать с колыбели,
что веснушчатой рожицей лампы
освещается курс корабельный,
что для жизни нам только и надо?
Норд - в лицо, да маяк где-то сбоку,
а для сердца - глоток серенады,
холст природы и верность - до сроку.
Наши кудри белы не от пыли,
наша лира - не рог изобилья.
Нас тяжелой водою кропили,
чтобы радости нас не забыли.
Так ликуй, моя комната, право
верить в то, что за морем, за долом
есть дорога и есть переправа
к той звезде, что пылает над молом.


АНАХОРЕТ

Стихи Давида Самойлова
Музыка Павла Матвейко

В его каморке запах книжной пыли,
И окна здесь давным-давно не мыли.
Не любит он уборки. Пусть лежит
всё, как лежало. А после уборки
не сыщешь ничего в его каморке
и все уже не так как надлежит.

Одеяло солдатское, рваное.
Лампа тает в табачном дыму.
И какая-то женщина странная
после службы приходит к нему.
Её внешность в глаза не бросается,
не по моде её гардероб.
А вглядишься получше - красавица:
рот, глаза, ослепительный лоб.

Он с нею ласков, но не фамильярен.
И хлебосолен, словно русский барин:
он режет на газете колбасу.
Советует ей прочитать два тома.
И провожает под руку до дома
на Сретенку в двенадцатом часу.

И когда засыпают троллейбусы,
засыпают дворы и дома,
она плачет от этой нелепости,
негодует и сходит с ума.

Почти освобожденный по Садовой
уходит он в свой мир полу бредовый,
направив в свой приют свои стопы.
И если слышит: сзади нагоняют,
не обернувшись, шаг свой ускоряет
и нехотя уходит от судьбы.


ЖЕРЕБЕНОК

Стихи Александра Балина
Музыка Павла Матвейко

Я стоял на Беговой возле книжного киоска...
Там, где Боткинский проезд заворачивал к Мосторгу,
Лошадь ласковая шла, пела втулками повозка,
Жеребеночек бежал - ко всеобщему восторгу.

Он, веселенький такой, весь ухоженный и гладкий,
На автобусы косясь, на такси, на самосвалы,
Замер вдруг на всем скаку перед слодкою палаткой,
Где особа средних лет пирожками торговала.

Разве важно, с чем они? Важно то, что жеребенок
Возле очереди стал - и топориками уши.
Людям, львам и лошадям наплевать, какой ребенок
Лишь бы обликом своим трогал правильные души.

И, конечно, потому мама, лошадь ломовая,
Подкатила, как могла, груз по сахарной щебенке.
И спросила у людей, за дитя переживая:
"А нельзя ль без череду, потому как при ребенке?"

И, конечно, весь черед, дружным хором и веселым,
Зашумел: "Ну что вы, мать! Разве мы не понимаем?!"
Ах как начали кричать петухи по милым селам!
Как запахло в этот миг тополиным славным маем!

Мальчик в джинсах голубых торопился на свиданье,
Жеребенок ел пирог с восхитительным повидлом,
Лошадь думала о том, сколько в людях состраданья,
Если так с ней обошлись - с густогривым грустным быдлом.


КОЛДУНЬЯ ОСЕНЬ (ТАК ТЯЖЕЛО ТЕБЯ ТЕРЯТЬ)

стихи Валентины Невинной
музыка Павла Матвейко

Как тяжело тебя терять,
Как трудно о тебе не думать…
Вновь память, древняя колдунья,
Раскинет карты сентября.

Мне выпадет твоя любовь,
Одни удачи на пороге:
По поздней слякотной дороге
Придут, незваные, гурьбой.

В лесу бубновом перезвон
Птиц, отпевающих рябину,
И небо масти голубиной,
И тихий свет со всех сторон.

Надежды падающий лист
Оплатит мой осенний праздник,
Где всё в пылу багряно-красном,
И только ты неопалим.

Всё дальше сердце улетает.
Всё выше слог в моих речах.
При оплывающих свечах берёз
Лицо твоё читаю…


МУЗЫКА

Стихи Юрия Левитанского
Музыка Павла Матвейко

Музыка, свет неближний,
дождь, на воде круги.
Музыка, третий лишний,
что же ты, ну, беги!

Выдохлась? Притомилась?
Хочешь не хочешь - пой?
Музыка, сделай милость,
очередь за тобой.

С каждой перебежкой -
дождь, на воде круги.
Музыка, ну не мешкай,
музыка, ну, беги!

Не дожидаясь зова,
не выбирая дня,
круг обеги и снова
встань впереди меня.

Да не сочтем за муку
Этот из века век,
по роковому кругу
завороженный бег.

Этот смиренный пафос
и молчаливый зов
перемещенье пауз,
звуков и голосов.

Это чередованье
флейты и бубенца.
Это очарованье
дудочки и скворца.

Это -
сплетенье вьюги
с песенкою дрозда.
Это -
синицей в руки
выпавшая звезда.

Это -
звезда и полночь,
дождь, на воде круги.
Это призыв на помощь -
музыка, помоги!


БАБА СНЕЖНАЯ

Стихи Елены Ананьевой
Музыка Павла Матвейко

Я люблю тебя, слышишь, люблю!
Город в предновогоднем угаре.
Бабу снежную гордо леплю
Перед домом твоим на бульваре.

В одиночной квартире навек
Без меня невозможно и плохо!
Вот из снега тебе человек,
Баба снежная - и без подвоха.

Я толкнула бы время назад,
Я столкнула бы память и память:
А ведь сам будешь локти кусать,
Если снежная баба растает.

Каждый раз, уезжая, лечу
На подножке седьмого трамвая!
И, как снежная баба, молчу,
Потому что воистину таю.



БЫВАЕТ ЛИ ЭТО ТЕПЕРЬ...

стихи Юрия Левитанского
музыка Павла Матвейко

Бывает ли это теперь,
как прежде когда-то бывало, -
чтоб вьюга в ночи завывала
и негде укрыться в пути?

Случается ль это теперь,
как прежде когда-то случалось, -
чтоб снежная ветка стучалась
в ночное слепое окно?

Бывает ли это теперь?..
Конечно, конечно, бывает -
и вьюга в ночи завывает,
и негде укрыться в пути,

и долго в ночное окно
мохнатая ветка стучится...
Да, все это можно случиться,
но только уже не со мной.

Давно улеглись по углам
бураны мои и метели.
Отпели давно, отсвистели
все лучшие вьюги мои.

...И снова мне снится всю ночь,
как вьюга вдали зазывает,
все кличет меня, завывает,
все манит и манит к себе.


КОГДА ТАНЦУЮТ ДЕЛЬФИНЫ

стихи Витаутаса Бренцюса, перевод Сэма Симкина
музыка Павла Матвейко

Когда танцуют дельфины
(так птицы щебечут на зорьке),
уставшее сердце судна
блаженства сигнал подаёт,
и видит вперёдсмотрящий
веселый и дальнозоркий,
зеленые всполохи молний
над пенной громадой вод.

Припев

Когда танцуют дельфины,
раскованно, самозабвенно,
выпрыгивая и взлетая
над самой большой волной, -
всё остальное сразу
становится второстепенным,
как будто перерождение
происходит со мной.


Когда танцуют дельфины,
душа отделится от тела
стремится,
свободной птицей в пучину морскую летя,
и желтый тропический ливень,
пролившийся оголтело,
обмоет живой водою,
как мать обмывает дитя.

Припев

Когда танцуют дельфины,
одолевая теченья,
и океан взрываясь,
ломается пополам, -
тогда появляется радуга,
и, обретя вдохновенье,
искрящийся колокол неба
передаёт его нам.


ДУША МОЛОДАЯ (ПО УЛИЦЕ ГЕРЦЕНА)

стихи Ларисы Таракановой
музыка Павла Матвейко

По улице Герцена шли и галдели,
Ещё не достигнув единственной цели,
Ещё ни о чём не печалясь всерьёз,
На щедрое небо взирая без слёз.

Душа молодая не знает покоя.
Давайте придумаем что-то такое!
Пускай не кончается радостный день,
На белых ладонях не вянет сирень.

Друзья не желают сниматься на фото –
У каждого есть поважнее забота.
Но здесь, на углу у Никитских ворот
Есть дверь, за которою время замрёт.

Друзья не желают сниматься на фото.
А мне не унять их крутого полёта.
И мы никогда, никогда, никогда
Такими, как есть, не вернёмся сюда.

В грядущее следуй без лишних пожитков.
Позировать – блажь, суета, пережиток.
Друзья посмеются, а я промолчу –
Я их молодыми запомнить хочу.

Я их молодыми запомнить хочу…


БАЛЛАДА О ТЕОРЕТИЧЕСКОМ ФИЗИКЕ

стихи и музыка Геннадия Васильева

Один теоретический физик
Любил пианистку одну.
Ходил он за нею повсюду –
Она ж неприступна была.
Она никого не любила,
Гнала от себя всех взашей,
Она говорила: «Моим будет мужем
Новый русский, крутой бизнесмен!»

И теоретический физик,
Пошёл он, шатаясь, в кабак,
И там он по-свински напился
Дешёвым вином «Каберне».
А после, проснувшись, он твёрдо
Решил с «Каберне» завязать,
Свою пианистку забыть навсегда
И в науку уйти с головой.

Уйдя с головою в науку,
Он с горя такое открыл,
Что нобелевским став лауреатом,
Ему аплодировал мир.
Она же, на телеэкране
Тот образ не сразу узнав,
Сказала: «Какая же дура была я!»
Но поздно уж было рыдать!

И вот она пишет в столицу,
Где он лауреатом живёт.
У него и квартира, и дача,
И новый «Линкольн» в гараже.
Но он до сих пор неженатый –
Её позабыть не сумел,
Её фотокарточка в раме тяжёлой
Висит над постелью его.

И вот она пишет в столицу:
«Простите! Была неправа!
Я вас уж давно полюбила,
Но всё написать не могла!
То не было шариковой ручки,
То денег – бумагу купить.
Теперь же согласна я к вам переехать
И верной подругой вам стать!»

От радости он засмеялся
И в кассу скорей побежал,
Но вспомнила, что в кассу не надо,
Что есть у него самолёт.
На личном своём самолёте
Её он столицу привёз,
И там они сразу же все поженились,
Им хлопал научный весь мир!

А свадьба была в ресторане.
Сверкал ослепительный зал.
Там были одни лауреаты
И пили вино «Каберне».
А утром в холодной постели
Соседи два трупа нашли:
Её фотокарточка в раме тяжёлой
Сорвалася ночью с гвоздя.

Когда их вдвоём хоронили,
Там был даже сам президент.
Он, шляпу снимая, не плакал,
Помощнику тихо шептал:
«Ты их положи, понимаешь, в Мавзолее,
Заместо былого вождя.
Пусть юные скауты ходят и смотрят,
Какая бывает, понимаешь, любовь.»


С МОРЯ ИЛИ С НЕБА

стихи Валентина Кочетова
музыка Павла Матвейко

Речкам от прибоя не было отбоя.
Бились, как в падучей, пенясь, берега,
Заливало пожни талою водою,
Уплывали в море сирые стога.

Не поймешь откуда - с моря или с неба -
Набегала, падая, черная вода.
И опять, как будто бы уходила в небыль,
Билась в море рыбою, рвала невода.

А над ним ревущим, будто ради шутки
Тучи запрокидывали лодочку-луну.
Раздувала полночь в небе самокрутки,
Осыпала искрами звёзды на волну.

Сколько звёзд осыпалось? Кто-то их оплачет?
Гулко море по небу пушками палит.
Только наша звездочка огоньком на мачте
Над парящей палубой всё ещё горит.

Видно просто море нас пока что милует,
Но об этом в море вслух не говорят.
Тишина… Мы в гавани, но и нас не минули
Эта качка дикая, этот звездопад.


ОСЕНЬ (Я ДАЛ РАЗЪЕХАТЬСЯ ДОМАШНИМ...)

стихи Бориса Пастернака
музыка Павла Матвейко

Я дал разъехаться домашним,
Все близкие давно в разброде,
И одиночеством всегдашним
Полно всё в сердце и природе.

И вот я здесь с тобой в сторожке.
В лесу безлюдно и пустынно.
Как в песне, стежки и дорожки
Позаросли наполовину.

Теперь на нас одних с печалью
Глядят бревенчатые стены.
Мы брать преград не обещали,
Мы будем гибнуть откровенно.

Мы сядем в час и встанем в третьем,
Я с книгою, ты с вышиваньем,
И на рассвете не заметим,
Как целоваться перестанем.

Еще пышней и бесшабашней
Шумите, осыпайтесь, листья,
И чашу горечи вчерашней
Сегодняшней тоской превысьте.

Привязанность, влеченье, прелесть!
Рассеемся в сентябрьском шуме!
Заройся вся в осенний шелест!
Замри или ополоумей!

Ты так же сбрасываешь платье,
Как роща сбрасывает листья,
Когда ты падаешь в объятье
В халате с шелковою кистью.

Ты - благо гибельного шага,
Когда житье тошней недуга,
А корень красоты - отвага,
И это тянет нас друг к другу.


ВО РЖИ (ЯЧМЕННОЕ ПОЛЕ)

стихи Роберта Бернса
музыка Павла Матвейко

Как хороши пшеница, рожь
Во дни уборки ранней.
А как ячмень у нас хорош,
Где был я с милой Анни.

Под первый августовский день
Спешил я на свиданье.
Шумела рожь, шуршал ячмень.
Я шел навстречу с Анни.

Вечерней позднею порой-
иль очень ранней, что ли?-
Я убедил её со мной
Побыть в ячменном поле.

Над нами свод был голубой,
Колосья нас кололи.
Я усадил перед собой
Её в ячменном поле.

В одно слились у нас сердца.
Одной мы жили волей.
И целовал я без конца
Её в ячменном поле.

Кольцо моих сплетенных рук
Я крепко сжал - до боли -
И слышал сердцем сердца стук
В ту ночь в ячменном поле.

С тех пор я рад бывал друзьям,
Пирушке с буйным шумом,
Порою рад бывал деньгам
И одиноким думам.

Но всё, что пережито мной,
Не стоит сотой доли
Минуты радостной одной
В ту ночь в ячменном поле!


ПЕСНЯ ПОЭТА

стихи Роберта Бернса
музыка Павла Матвейко

В эту ночь сердца и кружки
До краёв у нас полны.
Здесь, на дружеской пирушке
Все пьяны и все равны.

К чёрту тех, кого законы
От народа берегут.
Тюрьмы – трусам оборона,
Церкви – ханжеству приют.

Что в деньгах при прочем вздоре?
Кто стремится к ним – дурак.
Жить в любви, не зная горя,
Безразлично где и как.
Жить в любви, не зная горя,
Безразлично с кем и как.

Песней гоним мы печали,
Шуткой красим свой досуг
И в пути на сеновале
Обнимаем мы подруг.

Вам, милорд, в своей коляске
Нас, бродяг, не обогнать.
И такой не знает ласки
Ваша брачная кровать.

Жизнь в движенье бесконечном:
Радость, горе, тьма и свет.
Репутации беречь нам
Не приходится – их нет.

Напоследок с песней звонкой
Эту кружку подыму
За дорожную котомку,
За походную суму.

Ты, огонь, в сердцах и чашах
Никогда нас не покинь.
Пьём за вас, подружек наших.
Будьте счастливы! Аминь.


ШТОРМ

стихи Николая Рубцова
музыка Павла Матвейко

Бушует сентябрь. Негодует народ.
И нету конца канители!
Беспомощно в бухте качается флот,
как будто дитя в колыбели….

Бывалых матросов тоска томит,
устали бренчать на гитаре…
- Недобрые ветры подули, Смит!
- Недобрые ветры, Гарри!

- Разгневалось море, - сказал матрос
- Разгневалось, - друг ответил.
И долго молчали, повесив нос,
И слушали шквальный ветер…

Безделье такое матросов злит.
Ну, море! Шумит и шпарит!
- А были хорошие ветры, Смит!
- Хорошие ветры, Гарри!

И снова, маршрут повторяя свой,
под мокрой листвою бурой
по деревянной сырой мостовой
матросы гуляли хмуро…



 

В фотогалерее...

Мы на Facebook

Свояси на Facebook

Интересная статья? Поделись ей с другими: